На главную Карта сайта Электронная почта
Международник.Ру
НОВОСТИЖУРНАЛОБЗОР ПРЕССЫФОРУМЫО ПРОЕКТЕ
«МЕЖДУНАРОДНИК»
№ 10 (785) - июнь 2004 года
Хосни Мубарак стал Почетным доктором МГИМО | Бернадетт Ширак лично поздравила российско-французскую магистратуру с 10-летием | 3-й конвент РАМИ | Перипетии Познера | Владимир Потанин: "Я всегда ощущал ответственность за людей" | Уроки мастерства от Сергея Брилева
эксклюзивное интервью
Марек ОЧЕПКА
Глава торгово-экономического отдела посольства Республики Польша
ЖУРНАЛ
 Распечатать

Контрабанда и нелегальный переход границы в дореволюционной России

2004-10-04 23:32:51

Контрабанда как широко распространенное явление возникло в России в XVIII  в., когда  государство приступило к политике протекционизма в области внешнеторговой деятельности, что выразилось в ограничении ввоза в страну иностранных товаров  путем взыскания с них в государственную казну высоких таможенных пошлин. В 1724 г. Петр I ввел в действие высоко протекционистский таможенный тариф, по которому ввозимые в страну товары облагались чрезвычайно высокими таможенными пошлинами, доходившими до 75%.[1] Этот шаг закономерно  вызвал рост незаконного ввоза в страну иностранных товаров. Власти вынуждены были констатировать, что "товаров, на которые высокие пошлины в народе много, а в таможенной записке мало, многие владельцы держат гостиные дворы и торгуют тайно".[2] Это по сути дела означало появление в России контрабанды, т. е. систематической и широко разветвленной деятельности по незаконному перемещению через государственную границу страны различных предметов.   

 В XVIII в. нормы о контрабанде начинают включаться в кодифицированные нормативные акты, регулировавшие отношения в сфере таможенного контроля – уставы. В соответствии с Морским торговым регламентом и уставом 1724 г. все сокрытые от таможенного контроля товары конфисковывались. В Морском пошлинном уставе 1731 г. сокрытыми от таможенного контроля объявлялись товары, которые были спрятаны среди груза и в тайниках, а также те товары, которые не предъявлялись таможне для оплаты их пошлиной.   

 Дальнейшие изменения в квалификации контрабандных действий произошли с принятием в 1819 г. Таможенного устава по Европейской торговле. В соответствии с §§ 381 и 382 Устава контрабандой признавались действия по перемещению чрез границу товаров помимо таможенных учреждений, а также, хотя и через таковые, но без указания о них в грузовых и таможенных документах.[3] В таможенных уставах 1892 и 1906 г. определение контрабанды было значительно уточнено. Контрабандой стали, в частности, признаваться действия по сокрытию товаров от таможенного контроля при следовании пассажиров через расположенные на границе империи таможенные учреждения ("таможенные рогатки"). Аналогичные таможенным уставам нормы о наказании за контрабанду были включены и в Уложение о наказаниях 1845 г. в раздел о преступлениях против уставов казенных управлений.

Для предотвращения контрабанды, совершавшейся на границе помимо мест дислокации таможен, в начале XIX в. была создана пограничная стража, на долю которой выпали все тяготы военно-караульной службы вдоль границ империи, которые отличались большой протяженностью и сложным рельефом местности. Интересно отметить, что устоявшееся в дореволюционной России выражение "зеленая граница" на профессиональном жаргоне контрабандистов означали поля и леса вдоль государственной границы, где орудовали контрабандисты.[4]

Борьба с контрабандой в течение всего ХIХ в. постоянно усложнялась, т. к. в связи с развитием техники совершенствовались и способы контрабандного провоза товаров. Сокрытия предметов контрабанды в начале ХIХ в. в таких местах как козлы, оси, дышла и рессоры карет и дилижансов сменились использованием для тех же целей с середины ХIХ в. тендеров паровозов, двойной обивки салонов пассажирских вагонов, угольных ям пароходов. Встревоженный тенденцией использования технического прогресса в интересах контрабандного промысла, Департамент внешней торговли Министерства финансов Российской империи с середины ХIХ в. начал регулярно высылать в таможни многочисленные циркулярные письма с описанием особенностей новых мест сокрытия предметов контрабанды.[5] Как прямой итог технического прогресса в этот период возникла контрабанда технических средств записи и воспроизведения информации. В 1865 г. Министерство внутренних дел обратило внимание таможенного ведомства на то, что в западных местностях империи стали появляться в продаже ввозимые из-за границы так называемые "нотные кружки" для аристонов – далеких предков современных магнитофонов. Эти нотные кружки содержали записи песен революционного и националистического характера ("Еще Польска не сгинела" и пр.).[6]   

 После организационного оформления эмигрантских центров за рубежом начал нарастать контрабандный поток подрывной революционной литературы в страну. В целях доставки подрывной литературы в Россию использовались самые различные возможности, включая распространение революционной литературы в частях русской армии, возвращавшихся на родину по окончании русско-турецкой войны. Приграничные губернские жандармские управления по этому поводу забили тревогу, постоянно информируя об опасной ситуации III Отделение.[7] В связи с этим в 1878 г. Александр II лично упрекнул командующего Дунайской армией генерала Тотлебена: "Еще раз обращаю твое внимание на революционную пропаганду наших заграничных эмигрантов. Надеюсь, что все меры будет приняты… чтобы заграничные издания не могли проникнуть в Россию с возвращающимися войсками".[8]

 Успешные действия контрабандистов по незаконному перемещению через границу предметов контрабанды в практике таможенного и пограничного ведомств тех лет именовались прорывами контрабанды.[9] Департамент таможенных сборов (преемник Департамента внешней торговли) Министерства финансов Российской империи требовал от местных таможенных учреждений предоставления информации о всех прорывах контрабанды стоимостью свыше 150 рублей. В годовых отчетах и обзорах деятельности Отдельного корпуса пограничной стражи также содержалась информация о задержаниях  контрабанды. На базе обобщения этих сведений Департаментом был издан "Сборник ухищрений и уловок, употребляемых контрабандирами, пассажирами и прочими лицами при незаконном водворении товаров в пределы России", опубликованный для нужд пограничной стражи и таможенных учреждений  в 1872 г.  В 1900 –1906 гг. Отдельный корпус пограничной стражи издал сборники "Материалов к истории пограничной стражи. Служба в мирное время. Стычки с контрабандирами и другие происшествия на границе" в четырех выпусках. На основании материалов, опубликованных в указанных сборниках можно в целом восстановить картину тех действий, к которым прибегали контрабандисты при прорывах контрабанды через границы Российской империи. Это касалось не только экономической контрабанды, но и контрабанды оружия, взрывчатых веществ и пропагандистской литературы.  

Для преодоления пограничных кордонов контрабандисты  практиковали два способа действий.

 В первом случае прорыв контрабанды через границу осуществлялся открыто. Контрабандисты были при этом, как правило, вооружены и при встрече с пограничной стражей стремились смять пограничные заслоны силой, при  этом решимость и наглость контрабандистов возрастала прямо пропорционально их численному перевесу над служащими пограничной стражи.[10]   

 При втором способе контрабандного прорыва через границу помимо таможенных учреждений практиковался тайный провоз товаров. Этот способ со временем получил большее распространение, чем первый. Объяснялось это тем, что с увеличением числа служащих пограничной стражи, улучшением их вооружения и повышения боевой выучки, открытые схватки с пограничной стражей стали опасны для жизни контрабандистов.[11]  Только по официальным сведениям, за период с 1877 по 1881 гг.  в семи таможенных округах, расположенных на границе с Пруссией и Австрией,  было убито и ранено 146 контрабандистов, не считая раненых, изувеченных, которым удалось избежать задержания; немало контрабандистов погибло при переправе без многочисленные бурные пограничные реки, замерзли в снегу, опасаясь быть схваченными пограничниками.[12] При  обнаружении контрабандистов, уже пересекших государственную границу и углубившихся вглубь пограничной полосы, следовал окрик часового: "Прошел!" и затем производилась стрельба на поражение.[13]

Для совершения тайного прорыва контрабанды злоумышленники производили предварительную рекогносцировку на местности с целью выяснения условий нелегального перехода, в том числе для выявления мест расположения пограничных постов и секретов. Выяснив места расположения пограничных нарядов, контрабандисты выбирали наиболее подходящее для тайного перехода место на границе, ослабленное надзором, и после удачного перехода старались замести свои следы во избежание преследования. Следы либо просто уничтожались путем заравнивания почвы, либо маскировались ложными следами животных, ног человека, как бы шедшего в противоположном направлении.[14]

 Выявляя секреты, обходы и разъезды пограничной стражи, контрабандисты широко использовали своих разведчиков ("лазутчиков"). При этом зачастую их действия сводились к следующему. Приближаясь к границе, контрабандисты высылали впереди себя двух-трех человек под видом местных крестьян, якобы разыскивавших  свой скот. Обнаружив секреты пограничной стражи, разведчики условными сигналами давали знать об этом своим сообщникам. При задержании их пограничной стражей, разведчики поднимали шум, завязывая громкий спор, прикидывались слепыми и т.п.

 Изобретательность контрабандистов в этих вопросах конкурировала с находчивостью и служебным рвением стражей порядка.  Так, в некоторых случаях контрабандисты применяли для выявления секретов пограничной стражи специально дрессированных на поиск людей собак, которые лаем предупреждали своих хозяев о подстерегавших их опасностях.[15] Для большего успеха применялся также вызов ложной тревоги в местах, отдаленных от намеченного места перехода границы.

 С целью дезинформации стражей порядка практиковалась посылка информаторов с ложными донесениями о предполагаемом месте и времени прорыва границы контрабандистами.[16] Однако организаторы  контрабандных прорывов прекрасно понимали, что доверие правоохранительных органов к таким источникам информации было  минимальным. Поэтому  ими сознательно "сдавался" какой-нибудь контрабандист-одиночка с тем, чтобы в другом месте границу пересек транспорт с контрабандой.[17]

Одним из основных неписаных правил совершения контрабанды было знание местных условий на границе, в том числе знакомство с таможенными и пограничными чинами. Так, еще в 1901 г. Ленин рекомендовал группе содействия "Искре": "…Поселиться на границе, например, в Полангене (у нас в тех местах есть связи с нерусской стороны, есть и свой склад), изучить местные условия (там надо бы знать языки латышский и немецкий….), постараться найти себе благовидное занятие (уверяют, что там можно жить и частной практикой), поставить себя в хорошие отношения к маленьким местным чинам и приучить их к частому переходу границы. … При таком частом переходе можно будет переносить (на теле или в чемодане по нашему способу, для чего нужен маленький чемодан для медицинских инструментов) понемногу, по нескольку фунтов литературы. Нам особенно важно, чтобы переносили регулярно и часто, хотя бы и очень понемногу."[18]     

 Чтобы гарантировать себя от неожиданностей при контрабандном водворении товаров на территорию империи контрабандисты широко практиковали подкуп лиц, ответственных за охрану границы. По свидетельству очевидцев редкий солдат пограничной стражи не демобилизовывался домой без нескольких сотен рублей в кармане, а что касается вахмистров, то они обеспечивали себе взятками спокойное существование на многие годы вперед, возвращаясь домой с несколькими тысячами рублей, что было по тем временам  очень большими деньгами.[19] Не брезговали "побочными" заработками на контрабанде и члены семей служащих Отдельного Корпуса Жандармов. В мае 1903 г. начальник Виленского таможенного округа доносил в Департамент таможенных сборов о факте задержания при таможенном контроле двух дам, оказавшихся женами жандармских вахмистров, служивших на пограничном железнодорожном пункте. Хрупкие создания нелегально перемещали через границу 3,5 (!) пуда серебра в слитках под своими кружевными платьями.[20]

 На руку преступникам были и факты низкой служебной дисциплины и коррумпированности таможенников при исполнении ими своих установленных законом и инструкциями обязанностей. Так, еще в 1865 г. жандармское наблюдение в Либавском порту установило, что таможенный контроль в порту ослаблен из-за разложения личного состава Либавской таможни. Секретным циркуляром Департамента таможенных сборов управляющему этой таможни было сделано внушение: "…Чиновники вверенной Вам таможни не затрудняются принимать от отдельных купцов, получающих товары, и шкиперов приходящих сюда кораблей угощения, и …недавно один из чиновников напился в каюте шкипера до того пьяным, что при сходе с корабля ему угрожала опасность упасть в воду".[21]

Факты безответственного отношения таможенников к своей службе  нередко вели к срыву тщательно разработанных полицией операций по перехвату контрабанды оружия. Например, в октябре 1906 г. командир крейсера "Роксана" своим рапортом сообщал в Департамент полиции о том, что в соответствии с полученными полицией секретными сведениями его корабль вышел на перехват германского парохода "Эльбе" с грузом оружия на борту. После нескольких суток безуспешного ожидания этого парохода на внешнем рейде крейсер вернулся в Санкт-Петербургский порт и при следовании вдоль причалов порта обнаружил пароход "Эльбе" под выгрузкой у элеватора. При этом часть оружия уже была выгружена с борта судна и выпущена таможенниками в город.[22]  В связи с этим пришлось начать расследование происшедшего.

Кроме использования в своих корыстных интересах  разложения и коррумпированности служащих пограничных органов контрабандисты оружия и взрывчатки при планировании и проведении своих преступных операций учитывали также не понятные даже по меркам нынешних свободных времен благодушие и либеральный подход этих служащих к фактам правонарушений, выявленных в процессе полицейского надзора на границе. Видный эсер и вдохновитель многих кровавых террористических актов Борис Савинков описывает в своих "Воспоминаниях террориста" следующий момент. В 1905 г. один из его подручных некто Шпайзман пересекал границу через самую западную таможню империи – Александровскую, с целью совершения в России ряда терактов. При этом он под одеждой перемещал динамит и револьвер. Неожиданно к стоявшему в таможенном досмотровом зале Шпайзману подошел чиновник таможни и попросил того пройти в отдельную комнату для досмотра. При обыске террориста был обнаружен динамит, зашитый пачками в холщовый мешок, а также револьвер. На расспросы Шпайзман пояснил, что в холщовом мешке он везет камфору для лечебных  целей, а спрятал ее якобы для того, чтобы не платить пошлину. Жандармский офицер, присутствовавший при досмотре, также принял динамит за лекарство. Шпайзману предложили заплатить 60 рублей пошлины за "лекарство", отобрали револьвер, составили протокол и отпустили.[23] 

 Возможно, такое благодушие и либерализм объясняются тем, что в русском обществе тех лет таможенные обманы рассматривались не как преступления, а как некое молодечество.[24] Обман таможни в таких случаях с обывательской точки зрения не входил в разряд аморальных действий, а потому люди с положением и хорошими средствами не стеснялись иногда прибегать к всевозможным ухищрениям для того, чтобы беспошлинно не провести какие-либо вещицы. Более того, контрабанда, совершаемая путем сокрытия от таможенного контроля каких-либо предметов под одеждой и в багаже пассажира, легковесно считалась преимущественно неким дамским, а потому вполне простительным правонарушением.[25] Последнее обстоятельство требует того, чтобы на нем остановиться особо.        

Еще в 1860-е гг. жандармское наблюдение отмечало все возрастающую активность женской составляющей в революционном движении: "Женщины, играющие весьма видную роль в наших политических процессах текущего десятилетия, усваивали себе революционное учение с наибольшей пылкостью… Движимые не только сознанием полезности дела, сколько жаждой публичной деятельности, польщенные в своем самолюбии и более мужчин способные на самоотверженное увлечение, женщины … агитировали с большей энергией".[26]  Но таковы уж были, видимо настроения в русском обществе тех лет, что позволяли снисходительно относиться к террористке В. Засулич, эсеркам Е. Брешко-Брешковской и Д. Бриллиант, активным большевичкам И. Арманд и А. Коллонтай. Учитывая изложенное, можно выдвинуть достаточно обоснованное  предположение о том, что именно женщины выполняли роль связных между зарубежными террористическими центрами и их российскими филиалами, поскольку могли почти беспрепятственно провозить через границу всевозможные послания шефов террора к своим последователям в России.                

Контрабандисты, доставлявшие в Россию оружие и взрывчатку, учитывали  в своей деятельности и такие факторы как плотность пограничной охраны сухопутной и морской границы. Особый отдел Департамента полиции на основании полученных агентурным путем сведений сообщал розыскным органам на черноморском побережье империи о том, что контрабандисты оружия, взрывчатых веществ и подрывной литературы фрахтуют суда в портах Болгарии, Румынии и Турции для перевозки этих грузов. В ночное время эти суда подходили к русскому побережью и бросали якорь в нейтральных водах. Затем к ним направлялись многочисленные фелюги и шаланды, на которые происходила выгрузка этого опасного груза. Эти суденышки до рассвета доставляли груз в отдаленные бухточки и гавани на русском побережье, где их уже ожидали террористы.[27]    

 Нередко деятельность по контрабанде оружия и взрывчатки принимала такой размах в связи с ослабленным таможенно-пограничным надзором, что государственной политической полиции совместно с Отдельным корпусом пограничной стражи приходилось инициировать прямое использование вооруженных сил и военно-морского флота для ее пресечения и предупреждения. К примеру, командир Отдельного корпуса пограничной стражи в своем донесении в Департамент полиции в апреле 1906 г. сообщал, что  чрезвычайная слабость охраны границы с Великим Княжеством Финляндским  позволяла контрабандистам доставлять оружие через сухопутную границу севернее Петрозаводска на территорию Олонецкой губернии, где в портах Кандопога и Индига на Онеге ящики с оружием грузились на пароходы и затем направлялись по Мариинской водной системе через г. Рыбинск в центр России. В июле того же года в Ладожское и Онежское озера были введены миноносцы для перехвата лайб с оружием на борту, и этот канал контрабанды был ликвидирован.[28]

 По сведениям Отдельного корпуса пограничной стражи основной поток политической контрабанды направлялся в Россию из Пруссии и Австрии.[29] Местные социал-демократы в этих странах брали на себя все хлопоты по предварительной организации таких контрабандных прорывов. Осенью 1903 г. прусской полиции удалось ликвидировать одну из таких контрабандных комбинаций. Оперативным путем было установлено, что большевистская литература направлялась в Россию по маршруту Берлин – Кенигсберг – Тильзит (частично через городки Эйдткунен и Ширвиндт) и далее через прусско-русскую границу. Прусской полиции удалось арестовать несколько немецких социал-демократов, участвовавших в организации контрабандной транспортировки литературы и двух профессиональных контрабандистов, чьи знания, связи и опыт были использованы для этого.[30] Ценность таких профессионалов была подмечена Лениным: "…Всегда есть возможность …переходить границу  … вместе с контрабандистом и …такие люди нам нужны."[31]  

Исключительно важное значение для контрабандистов оружия, взрывчатых веществ и пропагандистской литературы имело общее состояние охраны границы на тех или иных участках, послабления таможенно-пограничного режима границы. В связи с этим антиправительственные преступные сообщества также весьма активно использовали территорию Великого Княжества Финляндского для подготовки там террористов с последующей их заброской через границу с империей.[32].

Элементом финансирования контрабандного промысла стало страхование контрабандистов от убытков, связанных с обнаружением и задержанием контрабанды. В конце XIX в. Департамент таможенных сборов отмечал многочисленные факты создания таких обществ на территории Пруссии. Такие общества создавались, во-первых,  в форме обществ  взаимного страхования, основная цель деятельности которых состояла не в получении прибыли от страхования, а в минимизации своих потерь от случайных задержаний контрабанды путем получения страхового возмещения из общего страхового капитала. Во-вторых, таковые страховые общества  создавались на коммерческой основе как капиталистические предприятия с целью получения прибыли от страхования и прямо не заинтересованных в конечном успехе той или иной конкретной контрабандной комбинации.[33]

Далеко не последнее место в механизме контрабандной деятельности занимало укрывательство контрабандистов с предметами контрабандны в приграничных селениях и городках. На границах с Пруссией и Австрией такие городки были самыми настоящими рассадниками контрабанды. Этому способствовало и то обстоятельство, что в условиях недостатка пахотных земель и почти полного отсутствия промышленности население приграничных городков и местечек существовало за счет укрытия контрабандистов и продажи контрабандных товаров.

Контрабанда вообще, а контрабанда оружия, взрывчатых веществ и пропагандистской подрывной литературы в особенности, всегда была связана с нелегальным пресечением границы всевозможными лицами, в том числе и государственными преступниками. Это, конечно, в первую очередь осуществлялось в связи  с контрабандой, которая совершалась вне мест расположения таможенных учреждений, на "зеленой границе". Незаконно перемещались через границу и эмиссары подрывных организаций, связные между их зарубежными руководящими центрами и российскими филиалами этих организаций. Например, 5 мая 1917 г. в Россию из США кораблем нелегально прибыла большая группа международных авантюристов во главе с Л. Троцким.[34] Интересно отметить, что канадские власти задержали это судно в одном из канадских портов, однако по настоятельной просьбе неких влиятельных кругов из Вашингтона эта группа все-таки была освобождена и направлена в Россию. Практически на каждом судне, прибывавшем в страну с весны 1917 г., находились нелегалы для участия в последующем кровавом перевороте [35]

Вообще же масштабы нелегального перемещения через государственные границы страны в начале ХХ в. были чрезвычайно широкими. Из 200000 человек, ежегодно эмигрировавших за границу, лишь 25% следовало по легальным паспортам.[36]  Изготовление фальшивых русских паспортов было поставлено на широкую ногу и в 1907 г. известный криминалист профессор Р. А. Рейсс был вынужден опубликовать специальную статью "Русские фальшивые паспорта в Швейцарии"[37], где давалось описание различных способов подделок русских паспортов революционными организациями.  Швейцарские криминалисты указывали, что русские революционные и террористические комитеты щедро снабжали своих членов фальшивыми паспортами и даже нелегально высылали их своим сторонникам за границу. Как отмечалось в статье, у старательно конспирировавших русских политэмигрантов выработалась привычка "менять свое имя как сорочку". [38]  

Наказания за нелегальный переход границы были чрезвычайно либеральными. Так, многие нарушители вообще не брали с собой каких-либо документов для перехода границы и, будучи уличенными в этом, предпочитали уплатить небольшой штраф за тайный переход границы, который затем из-за несостоятельности задержанных списывался со счетов таможенным ведомством без замены личным наказанием.[39]



[1] Шапошников Н. Н. Таможенная политика России до и после революции. - М.-Л., 1924. - С. 5.

[2] ПСЗ. Собрание первое. Т. VII. № 5130.

[3] ПСЗ. Собрание первое. Т.ХХХVI. № 28030.

[4] Минцлов С. Р. В таможенном мире. - Трапезунд, 1917. - С. 35.

[5] Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 21. оп. 12. ед. хр. 14. Лл. 1-6.

[6] РГИА. Ф. 21. оп. 11. ед.хр. 58. Л. 45.

[7] ГАРФ. Ф. 109. 1878 г. оп. 159. Д. 144. Ч. 19. Т. 2. Л. 119.

[8] Цит.: Волынкин Н. Н. Новые архивные материалы о русско-румынских революционных связях в 1875 – 1878 гг. //Вопросы истории. - 1958. - № 12. - С. 176.

[9] Справочная книга для служащих по таможенному ведомству. - Одесса, 1906. - С. 14.

[10] Материалы к истории пограничной стражи. Служба в мирное время. Стычки с контрабандирами и другие происшествия на границе. Ч. 1. Вып. 4. - СПб., 1906. - С. 341.

[11] Сборник ухищрений и уловок, употребляемых контрабандирами, пассажирами и прочими лицами при незаконном водворении товаров в пределы России. - СПб., 1872. - С. 2.

[12] Труды комиссии по изысканию мер против контрабанды питей. Ч. 1. - СПб., 1884. - С. 34.

[13] Червинка  Я. В. Желательная реформа пограничной стражи. - Варшава, 1911. - С. 28.

[14]Сборник ухищрений и уловок, употребляемых контрабандирами, пассажирами и прочими лицами при незаконном водворении товаров в пределы России. - СПб., 1872. - С. 5.

[15] Там же. С. 6.

[16] Материалы к истории пограничной стражи. Служба в мирное время. Стычки с контрабандирами и другие происшествия на границе. Ч. 1. Вып. 1. - СПб., 1900. - С. 20.

[17] Минцлов С. Р. Указ. соч. С. 36.

[18] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 46.  - С.116.

[19] Там же.  С. 38.

[20] РГИА. Ф. 21. Оп. 1. Д. 163. Л. 46.

[21] РГИА. Ф. 21. Оп. 12. Д. 14. Л. 7.

[22] ГАРФ. Департамент полиции. Особый отдел. 1905 г. Д. 450. Т 9 (1). Л. 43.

[23] Савинков Б. Воспоминания террориста.//Былое. - 1917. - № 3 (25).  - Октябрь. - С. 86.

[24] Есипов В. В. Уголовное право. Часть особенная. Преступления против государства и общества. - СПб., 1902 . - С. 117.

[25] Заварзин П. П. Указ. соч.  С. 37.

[26] Обзор социально-революционного движения в России. - СПб., 1880. - С. 237, 238.

[27]  ГАРФ. Департамент полиции. Особый отдел. 1905 г. Д. 450. Т 9 (1).. Л. 87.

[28] ГАРФ. Департамент полиции. Особый отдел. 1906 г. Д. 150. Т. 1. Литер "А" "Об организации наблюдения за тайно ввозимым оружием". Л. 107.

[29] Годовой отчет  по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1905 г. - СПб., 1906. - С. 61.

[30] Восточная Пруссия с древнейших времен до конца Второй мировой войны. – Калининград: Калининградское книжное издательство, 1996. - С. 366.

[31] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 46. С. 119.

[32] Савинков Б. Избранное. - М.: Художественная литература, 1990. - С. 113.

[33] Труды комиссии по изысканию мер против контрабанды питей. - СПб., 1884. - С. 5.

[34] Троцкий Л. Д. К истории русской революции. - М.: Издательство политической литературы, 1990. - С. 17.

[35]  Benson Ivor. Russia 1917-1918: A Key to the Riddle of an Age of Conflict/The Journal for Historical Review. Vol. X. - No. 3. - Fall 1990. -Р. 323.

[36] Роговин Л. Н. О паспортах заграничных, пропуске через границу и пограничных сообщениях.  - СПб., 1909. - С 5.

[37] Вестник полиции.  - 1907. - № 51. - С. 9.

[38] Там же.

[39] Годовой отчет по Отдельному корпусу пограничной стражи за 1901 г. - СПб., 1902. - С. 62.

Политика38
Жизнь26
Культура5
Экономика9
История международных отношений13
Речи и выступления10
Образование за рубежом6
Рейтинги1
Путешествия7
Информационные технологии1
Мировая торговля1
Большая "восьмерка"1
Швеция и Россия1
Образование8
Внешняя политика России4
Экономическая интеграция3
Украина4
СТРАНИЦА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ
НОВОСТИ
ЖУРНАЛ
ОБЗОР ПРЕССЫ
ГОСТЬ ПОРТАЛА
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
ФОРУМЫ
О ПРОЕКТЕ
АРХИВ
ГАЗЕТА "МЕЖДУНАРОДНИК"
Поиск по сайту:
Логин:
Пароль:
 
© "Международник.Ру" 2004–2006
Лицензия Росохранкультуры Эл ФС 77-20365 от 03 марта 2005 года
Лицензия Росохранкультуры ПИ ФС 77-19567 от 03 марта 2005 года
Учредитель: ООО "Международник"
Автор идеи и издатель: Анатолий Баташев
Письмо в редакцию: info@mezhdunarodnik.ru
Информация о разработчиках
Rambler's Top100  HotLog online dating service
HotLog