На главную Карта сайта Электронная почта
Международник.Ру
НОВОСТИЖУРНАЛОБЗОР ПРЕССЫФОРУМЫО ПРОЕКТЕ
«МЕЖДУНАРОДНИК»
№ 10 (785) - июнь 2004 года
Хосни Мубарак стал Почетным доктором МГИМО | Бернадетт Ширак лично поздравила российско-французскую магистратуру с 10-летием | 3-й конвент РАМИ | Перипетии Познера | Владимир Потанин: "Я всегда ощущал ответственность за людей" | Уроки мастерства от Сергея Брилева
эксклюзивное интервью
ТОРКУНОВ Анатолий Васильевич
Ректор МГИМО(У)
ЖУРНАЛ
 Распечатать

Субсидиарность как принцип и механизм политики Евросоюза

2005-08-08 10:50:05

Субсидиарность – принцип, лежащий в основе распределения полномочий и компетенций между акторами, находящимися на разных уровнях властной пирамиды. Принцип субсидиарности подразумевает, что управление осуществляется на возможно более низком уровне, когда это целесообразно; при этом европейский уровень выступает как дополнительный по отношению к национальному (например, финансирование на уровне Европейского союза обычно дополняет, а не заменяет собой ресурсы отдельных стран). Принцип субсидиарности был введен Маастрихтским договором о Европейском союзе в 1992 году. Тогда же в качестве консультативного органа был создан Комитет регионов.

Согласно статье 5 Маастрихтского договора о Европейском союзе (прежде статья 3b), «Европейское сообщество действует в пределах своих полномочий, определяемых Договором о Европейском союзе и поставленными перед ним здесь целями. В областях, которые не подпадают под его исключительную компетенцию, Европейское сообщество действует в соответствии с принципом субсидиарности, если и поскольку цели предполагаемого действия не могут быть достигнуты в достаточной мере государствами-членами и поэтому, в силу масштабов и результатов предполагаемого действия, могут быть более успешно достигнуты Европейским сообществом. Любые действия Европейского сообщества не должны идти далее того, что необходимо для достижения целей Договора о Европейском союзе». (1) Таким образом, Европейское сообщество может расширять свою компетенцию на новые области, когда считает их «масштабными». На статью 5 Маастрихтского договора о Евросоюзе может опираться каждый отдельно взятый акт Европейского сообщества, что позволяет в законодательном порядке ограничивать пределы деятельности последнего. Субсидиарность таким образом можно понимать как политический принцип руководства делами Европейского сообщества и законодательного ограничения его компетенции.

До подписания Маастрихтского договора о Евросоюзе дискуссии о субсидиарности инициировались органами Европейского Сообщества. А после его подписания принцип субсидиарности стал широко обсуждаться в национальных государствах. Ст. 5 оставляет возможность для различных интерпретаций принципа субсидиарности, что и обусловило его повсеместную поддержку в странах-членах. (2) Но в условиях массового недовольства усилением наднациональности в политике Евросоюза требовалось, тем не менее, более четкое определение субсидиарности и объяснение правил ее использования. Эта статья действует без ограничений и исключений. В статье 5 Маастрихтского договора о Европейском союзе региональный уровень вообще не упоминается, речь идет лишь о европейском уровне и государствах-членах, что означает возможность для национальных государств не рассматривать субнациональный уровень и замыкать решения на себя, когда это им удобно. Принцип субсидиарности и способ его изложения уменьшил напряженность, вызванную усилением наднациональности. Принцип субсидиарности имеет исключительно важное значение для понимания существа европейской политики в постмаастрихтский период.

Идея субсидиарности не нова. (3) В европейской политике последние десятилетия продолжается поиск доктрины, которая позволила бы Европейскому сообществу быть вовлеченным в решение проблем, традиционно являющихся областью национального суверенитета и находящихся в компетенции национальной и региональной сферы.

Идеологом принципа субсидиарности в Евросоюзе считается Ж. Делор. (4) Понимая, что Европейское сообщество может действовать только в тех областях, в которых страны-участницы дали ему соответствующую власть, он считал разрушение «бюрократического барьера», окружающего Брюссель (как местонахождения главных институтов Евросоюза), лучшим средством убедить граждан в способности Европейского сообщества быть полезным. Принцип субсидиарности, по мнению Делора, должен определить общий курс: где Европейское сообщество может, а где не может действовать автономно от национальных правительств. Подобно тому, как конституция США оставляет за штатами права, которые не делегируются федеральному правительству, или основной закон ФРГ, облекающий всеми полномочиями земли за исключением прерогатив, которые не обозначены специально. «Федералистский подход призван определить ясно, кто и что делает» – писал Делор. (5)

Принцип субсидиарности позволял преодолеть негативное отношение некоторых стран-участниц, прежде всего Великобритании, к наметившейся федералистской тенденции в развитии Союза. В 1991 году в проекте Договора о Европейском союзе европейская интеграция определялась как процесс, ведущий к созданию Евросоюза, цель которого – федерация. Англия откликнулась на это негативно, заявив, что если в странах континентальной Европы федерализм, вероятно, не вызывает полемики, то в Великобритании его обсуждение несет в себе скрытую нелояльность.

Особенно негативное отношение к федерализму наблюдалось в консервативной партии Великобритании. Ее представители обвиняли европейских федералистов в стремлении к излишней централизации власти в руках брюссельских чиновников. Маргарет Тэтчер считала, что централизация власти является самым нежелательным ограничением свободы. Отчасти под влиянием таких взглядов в 1991 году Европейская комиссия начала заниматься разработкой принципа субсидиарности, ставшей чуть ли не единственным пунктом в переговорах о политическом Союзе, с которым по разным мотивам соглашались все делегации.

Отсутствие в документах Европейского союза четкого определения принципа субсидиарности не позволяет рассматривать его как правовую норму. Это политический принцип. Его использование зависит от конкретной интерпретации и ситуации, определяемой расстановкой политических сил в Евросозе. Это и делает его удобным для большинства участников интеграционного процесса, обеспечивает его поддержку различными политическими силами, которые могут вкладывать в понятие субсидиарности свой смысл. Хотя такие страны, как Великобритания, видят в принципе субсидиарности средство замедления интеграционного процесса и усиление компетенций национальных государств, объективно, как будет показано далее, использование принципа субсидиарности усиливает наднациональный вектор в политике Евросоюза.

Важным стимулом развития принципа субсидиарности стали сложности, связанные с ратификацией Маастрихтского договора о Евросоюзе в таких странах, как Дания (где потребовался второй референдум), Франция (в которой президент Ф.Миттеран также призвал к референдуму), трудности имели место и в Великобритании. Когда Европейская комиссия ослабила руководство в некоторых областях и, прежде всего, в области законодательства о правилах конкуренции, у некоторых стран-участниц появилась надежда использовать принцип субсидиарности как средство для отхода от наднациональности при разработке «неудобного», хотя и полезного, законодательства.

В Европейском союзе на основе субсидиарности решаются, прежде всего, региональные проблемы, поэтому в статье речь идет о роли субсидиарности в выстраивании субнационального (6) уровня власти в Европейском союзе. Регион является важным уровнем в многослойной структуре Евросоюза. Поскольку, на каком бы из этажей власти Сообщества ни принимались решения, реализуются они непосредственно в том или ином регионе. Регион – это конкретное место привязки инвестиций.

Структурные операции Европейского союза являются важным элементом полноправной интеграции и предусматривают широкий спектр методов проведения региональной политики, на которые тратится более 32 млрд. евро ежегодно, что составляет более трети бюджета Евросоюза. Осуществление структурной помощи служит импульсом для обретения регионами экономической и социальной самостоятельности, осознания ими своей субнациональной общности, а также является мощным инструментом влияния Европейской комиссии на страны-участницы, поскольку от нее во многом зависит выбор страны или региона-получателя этой помощи.

Таким образом, принцип субсидиарности способствует развитию наднациональности. Логика развития такова, что экономическое укрепление регионов, создавая своего рода «субстанцию», позволяет структурировать их пространство путем развития институциональной структуры. Возникающие на региональном уровне правовая база, права собственности, система образования и прочие институты, так или иначе, воспроизводят национальные, которые в свою очередь все больше и больше втягиваются в наднациональную систему Европейского союза. Национальные и субнациональные границы при этом становятся более «проницаемыми» для наднациональных политических решений, преодоление границ происходит «сверху» – со стороны Евросоюза, и «снизу» – со стороны европейских регионов.

Структурные фонды, такие как: Европейский фонд регионального развития, Европейский социальный фонд, Европейский фонд ориентации и гарантий сельского хозяйства и финансовый инструмент ориентации рыболовства (неофициальное название – Рыболовный фонд) – это основные механизмы Европейского сообщества в области регионального развития. Распределение расходов между различными сферами экономического развития и определение приоритетов осуществляется правительствами соответствующих стран при непосредственном влиянии Европейской комиссии. В регионах, где действует региональная политика Европейского союза, проживает более 50% населения стран-членов, то есть она затрагивает, в большей или меньшей степени, интересы всех входящих в Союз государств. Структурные фонды финансируют приоритетные направления региональной политики, в том числе структурную реорганизацию отстающих в развитии регионов и конверсию кризисных промышленных регионов, а также не столь масштабные, но самостоятельные региональные программы. На долю последних приходится сравнительно небольшая доля бюджета – 9%. В отличие от региональных планов, которые первоначально разрабатываются странами-членами, программы основываются на директивах Комиссии и являются в каком-то смысле ее вотчиной: они позволяют проводить эксперименты по опробованию новых подходов, дают возможность Комиссии расставлять акценты по собственному усмотрению.

Политика Структурных фондов выстраивается вокруг двух- и трехступенчатого (включая заинтересованные регионы) процесса планирования (в зависимости от конкретных приоритетов). Построенные на принципе субсидиарности, планы регионального развития разрабатываются первоначально странами-членами на региональном уровне с привлечением различных комбинаций партнеров (правительственные департаменты, местные власти, агентства по развитию, учебные институты, экологические организации). Планы для среднесрочных программ согласовываются Европейской комиссией с национальными властями в целях разработки общей стратегии, установления приоритетов, мер по оказанию поддержки и финансовой помощи. Обычно Фонды используются для частичного финансирования проектов в различных сферах экономического развития (помощь бизнесу, инфраструктура, научные исследования, техническая модернизация, человеческие ресурсы, туризм, окружающая среда, транспорт, возрождение городов).

Региональная политика, имеет во многих странах Европейского союза долгую историю, отношения регионов и центра складывались в них по мере возникновения, актуальных для своего времени, задач. Структуры современных органов власти сохраняют разнообразие, и национальные особенности продолжают определять административное устройство этих стран. (7) Уровень задач, стоящих перед каждой отдельно взятой страной, также различен. Все это усложняет работу Комиссии, которая вынуждена взаимодействовать с многочисленными национальными структурами, при подготовке предложений опираться на них, поскольку любая предполагаемая мера Сообщества принимает форму директивы только после рассмотрения ее в стране.

Практическое применение принципа субсидиарности различно в каждом отдельном случае, что ведет к усложнению процедуры принятия решений в Евросоюзе, и, конечно, отход от какой-либо единой формулы. Решение задач на региональном уровне позволяет реализовать потенциал каждой отдельно взятой страны и использовать наиболее оптимальный уровень для их решения. Принцип субсидиарности позволяет приспособиться к различиям, порой весьма масштабным и многоликим, без их преодоления.

Когда говорят о роли принципа субсидиарности в решении задач региональной политики стран Евросоюза, то в целях анализа последние разделяют на четыре большие группы, отражающие различную природу и сложность стоящих перед ними региональных проблем.

Прежде всего, это Греция, Ирландия, Португалия и Испания – страны, считающиеся наименее развитыми в Евросоюзе, в которых сосредоточены самые бедные в Европейском союзе регионы.

Вторую группу образуют Германия и Италия. В этих странах сложились наибольшие внутренние различия в уровне развития отдельных регионов – между «старыми» и «новыми» землями Германии, между севером и югом в Италии.

Третью группу составляют Финляндия и Швеция, где низкая плотность населения характерна для географически и экономически удаленных районов, где имеют место суровые климатические условия и велико расстояние между отдельными населенными пунктами.

Четвертая группа – это те страны Европы, где развитие регионов отличается относительной равномерностью: Австрия, Дания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург и Великобритания. Здесь региональные проблемы связаны с обеспечением занятости и с ее структурой, причем не столько отраслевой, сколько ее городской и сельской составляющими.

Для первой группы стран приоритетность задач национального развития и ликвидации неравномерности развития отдельных регионов обычно оспаривается, но, как правило, дело решается в пользу общенационального экономического развития, и лишь в меньшей степени регионального. При этом в Греции, Ирландии и Португалии используется централизованный подход. Так, в Греции проведение региональной политики находится в ведении национального Министерства национальной экономики. Настойчивая попытка передать ответственность за небольшие проекты на региональный уровень была предпринята в 1989 году, но натолкнулась на отсутствие необходимого опыта на местах. В Португалии ответственность за проведение региональной политики, в основном, возложена на Генеральный директорат по региональному развитию Министерства планирования и регионального развития.

В Испании же роль региональных властей выражена достаточно четко. Характерной чертой организации региональной политики в этой стране является участие в ее разработке Автономных сообществ испанских регионов. При этом участие центрального правительства также вносит существенный вклад в определение региональной политики. Испания, занимая жесткую позицию в Европейском союзе, подчеркивает, что принцип субсидиарности не должен затрагивать взаимоотношения государства с автономными областями.

Своеобразный протекционизм характерен для слабых в экономическом отношении стран, где больше отстающих регионов. Слабые регионы не конкурентоспособны, а следовательно, они не способны использовать в полной мере все преимущества интеграции. Уровень децентрализации или делегирования полномочий на региональный уровень связан с политическим и государственным устройством той или иной страны, однако именно ограниченная самостоятельность регионов в формировании региональной политики (или ее полное отсутствие) в странах этой группы воспринимаются как, своего рода, «протекционизм» со стороны государства в отношении экономически слабых, неконкурентоспособных регионов.

В Италии в послевоенный период даже действовала, так называемая, программа «специальной интервенции» для юга страны. Однако недовольство, связанное с неэффективностью соответствующей политики, а также необходимость решать проблемы безработицы в северном и центральном районах страны, привели к принятию нового законодательства, которое придавало политическое значение развитию районов по всей стране. С точки зрения действенности принципа субсидиарности, велико значение итальянского закона № 488 от 19 декабря 1992 года, благодаря которому было создано четко выраженное основание для проведения национальной региональной политики.

Наибольший интерес для изучения региональных проблем представляет Германия. «В идеале принцип субсидиарности – это путь к Европейской федеральной демократии, где Европейский союз – это федерация национальных государств (в отдельных случаях регионов), а сам Евросоюз не подчинен национальному уровню, но субсидиарен ему» (9). Именно германские политические деятели чаще других высказывают мнение о возможности создания Европейской федерации. По словам Ирины Бусыгиной, «очевидно, что применение по сути принципа субсидиарности возможно только в федеративном государстве, например, Германии, но никак не в Великобритании. В Европейском союзе форма и его реальное применение будет зависеть от дальнейшей эволюции Евросоюза том случае, Евросоюз будет развиваться в сторону Федеративного Союза Европейских государств и народов».

В Германии важную роль в укреплении региональной политики играет основной закон, который, в частности, подчеркивает необходимость создания одинаковых условий для работы и жизни людей во всех частях страны. Исходя из этого, первостепенная задача региональной политики – это обеспечение возможности для экономически более слабых регионов принимать равноправное участие в политике. Согласно основному закону (статьи 30 и 28), ответственность за осуществление региональной политики целиком лежит на администрации земель (что может демонстрировать собой идеальную модель субсидиарности для других стран), а функцией федерального правительства является установление с ними партнерских отношений. Совместная рабочая группа, созданная в 1969 году, координирует их деятельность. Состав группы определяется Комитетом по планированию, где представители федерального правительства и земель имеют равное представительство.

Комитет по планированию разрабатывает проект ежегодного генерального плана оказания помощи регионам. Финансирование региональной политики проводится Совместной рабочей группой и осуществляется федеральным правительством и землями в равных долях. Такое положение вещей в Германии сказывается на ее позиции в Европейском союзе, где она постоянно подчеркивает необходимость усиления непосредственного влияния федеральных земель на процессы принятия решений, а земли в свою очередь рассчитывают, что принцип субсидиарности поможет противостоять вмешательству Евросоюза в их дела.

Структурные фонды Европейского союза существенно влияют на содержание национальной региональной политики и в Германии, и в Италии. Пересмотр региональной политики Италии, предпринятый в 1992 году, имел целью обеспечить возможность совместного финансирования со стороны национального правительства и со стороны Структурных фондов, примерно четверть ресурсов которых, шла на экономическое развитие регионов (приоритетами были: инфраструктура – 22%, сельское хозяйство – 16%, а также связь и человеческие ресурсы – 14,5%). В целом можно говорить о тенденции к децентрализации управления в рассматриваемых странах. Примером в первую очередь может служить Италия, где в законодательстве о реформах государственной административной системы рассматриваются, в том числе, и задачи, связанные с децентрализацией деятельности правительства.

В политике скандинавских государств существующая система управления достаточно централизована, что в целом естественно для небольших стран. Однако специфические проблемы, связанные с расположением некоторых районов в северных и малонаселенных частях страны обусловили наличие регионального уровня управления и способствовали возникновению понятия «сбалансированного» развития регионов по всей стране.

В Финляндии с 1994 года действует Закон о региональном развитии, согласно которому такие аспекты региональной политики, как подготовка законодательных актов, определение наиболее проблемных районов, вопросы координации находятся в компетенции Министерства внутренних дел, а собственно проведением политики занимаются другие центральные министерства, например, Министерства торговли и промышленности. Таким образом, основные решения принимаются на национальном уровне, а на долю регионов приходится разработка небольших проектов, осуществляемых сетью региональных и местных подразделений этих ведомств.

В Швеции новый политический курс на создание регионов «с равными экономическими и экологическими, индустриальными и социальными условиями» стал проводиться с 1990 году. Он заключается в создании экономически сильных и быстро развивающихся компаний в наиболее слабых регионах. В результате сложилась практика проведения в жизнь общенациональных директив региональной администрацией, которая и отвечает за повседневную работу. Во главе всей этой структуры стоит Министерство промышленности и торговли, в составе которого имеется подразделение, определяющее районы, нуждающиеся в помощи. Оно контролирует проведение политики и осуществляет связь с Европейской комиссией (Еврокомиссией). Центральная руководящая власть находится в руках Национального совета по вопросам промышленного и технического развития (NUTEK), который несет ответственность за оказание региональной поддержки коммерческим предприятиям. Административные советы на местах отвечают за координацию деятельности на своем уровне. Для этих целей они получают бюджетные ассигнования, и они же должны разрабатывать стратегию развития своих регионов.

Для будущих членов Европейского союза – стран из Центральной и Восточной Европы – региональная политика также понятие не новое. Происходящие там изменения в схемах регионального развития, видимо, можно рассматривать как часть общеевропейского процесса уже с 1990 года, когда со стороны Европейского союза началось оказание им структурной поддержки. В большинстве этих стран появляется все более густая сеть неправительственных органов регионального развития.

Значимость региональной политики здесь общепризнанна, а возможность получения в будущем контроля над существенными финансовыми ресурсами стала в последние годы предметов спора и соперничества между министерствами. Однако, несмотря на фундаментальные изменения в политике, экономике и государственной системе, развитие региональной политики на базе рыночных отношений в этих странах происходит замедленными темпами. Формальные межведомственные координационные механизмы становятся важными элементами организационной структуры управления региональной политикой, даже в большей степени, чем в странах Западной Европы (10). В дополнение к уже существующим формируются новые структуры содействия развитию регионов. Появляется все больше органов местного и регионального развития.

С 1996 года в Венгрии Национальный совет регионального развития осуществляет подготовку решений в области региональной политики. Создана двухуровневая система координации регионального развития. Она включает в себя 19 окружных советов развития и 7 советов регионального развития, действующих в качестве связующего звена между министерствами, национальными экономическими палатами, государственными компаниями на национальном и локальном уровнях, фондами и научными учреждениями, представителями местной администрации.

Аналогичный подход практикуется в Эстонии: Совет по региональной политике, в котором представлены все министерства, администрации округов и органы местного самоуправления, отвечает за координацию отраслевых программ на региональном уровне (например, в области поддержки бизнеса, туризма, сферы обслуживания, стратегического планирования инвестиций).

В Словении Национальный совет регионального развития координирует расходы центрального правительства на региональное развитие, а также проводит консультации с заинтересованными организациями на национальном и региональном уровнях. В Венгрии, Эстонии и Словении неправительственные органы регионального развития создавались «сверху вниз», иная картина наблюдается в Польше, где по принципу «снизу вверх» было создано около 70 агентств регионального развития, в работе которых принимают участие как региональные, так и местные органы. На их основе в августе 1998 года был создан Департамент по вопросам регионального развития при Министерстве экономики, а в сентябре 1998 года – Комитет по региональной политике при Совете Министров.

В целом отмечается популярность мер создания благоприятных условий для развития бизнеса. В последние годы большая роль в этом принадлежит Структурным фондам, которые, имея возможность направлять средства на решения относительно широкого круга проблем, придают этому направлению большое значение. Во всех странах Европейского союза отмечается активный контроль со стороны Европейской комиссии различных направлений политики, она действует через Директорат по региональной политике и сплочению (DGXVI), а также через Директорат по конкуренции рыночных отношений (DGIV).

За последнее десятилетие происходило снижение значения экономической деятельности государства как инструмента региональной политики, главным образом, в результате сокращения роли общественного сектора в экономике. Широкомасштабная приватизация в области производства, лишила правительства ряда привычных рычагов влияния. Антидискриминационные меры Европейского союза размывают роль государства в хозяйственной сфере. Например, в ряде стран, включая Италию, Германию, Соединенное Королевство, действовали схемы общественных закупок продукции только у определенных поставщиков в регионах. Европейский Суд признал эти меры противозаконными по признаку дискриминации, и они уже не могут использоваться в качестве инструментов региональной политики. (11)

Принцип субсидиарности в рамках Евросоюза действует не только в системе структур, расположенных по вертикали. Он встроен в общественный процесс как инструмент, функционирующий в сфере различного типа объединений – в их взаимодействии по горизонтали. Возникает широкая сеть переплетения разнообразных союзов, объединений экономического, политического, профсоюзного, культурного, научного, спортивного характера, общественных организаций самого разного толка. Регламентация их деятельности или запрет исключаются, если они в своих действиях не выходят за рамки законодательства. Принцип субсидиарности позволяет Европейскому сообществу брать на себя новые функции, дополнять деятельность национальных государств, и эта деятельность Сообщества может зависеть от конкретных условий и принимать различные формы.

Практически все страны Евросоюза используют финансовое стимулирование, чтобы заинтересовать фирмы в размещении производства и инвестиций в проблемных регионах, для чего они предоставляют финансовые льготы, субсидии при создании рабочих мест, дотации на определенные суммы инвестиций, облегчают получение кредитов. Кроме адресной помощи фирмам создаются благоприятные условия для ведения бизнеса всем фирмам данного региона (создание физической инфраструктуры на локальном уровне). Наметилась тенденция к изменению стратегии инвестиций: поддерживаются информационные сети, консалтинговая деятельность, образование, научные исследования и технические разработки.

Правила оказания поддержки экономического роста на местах разрабатываются Директоратом по политике рыночных отношений. Крупномасштабные проекты развития инфраструктуры обычно реализуются на национальном уровне, хотя в менее развитых странах они считаются элементами региональной политики, где получают поддержку Фонда сплочения. Крупномасштабные проекты осуществляются, как правило, только в определенных проблемных регионах, поэтому определение регионов, куда следует направлять средства в рамках политических программ. Критерии, необходимые для выделения помощи и соответствия регионов требованиям Фондов практически всегда вызывают горячие споры.

В качестве критериев для выбора районов служат показатели: уровня безработицы, валового внутреннего продукта на душу населения, промышленной структуры, учитываются перспективы экономического развития, а также демографические показатели и местоположение региона. В большинстве случаев страны неохотно разъясняют свою методологию выбора регионов; исключениями здесь являются Соединенное Королевство, Дания, Португалия и частично Германия, где существует явное давление, чтобы подход к решению этих проблем на федеральном уровне был как можно более открытым, иначе он не получит всеобщей поддержки. Почти во всех случаях Европейская комиссия играет очень важную роль в определении районов оказания помощи (12), а страны – члены Евросоюза не имеют полной самостоятельности. Выбранные регионы (там проживает почти 51% от общей численности населения Евросоюза) должны соответствовать собственным внутренним критериям, но также получить одобрение Директората по конкуренции Европейской комиссии (DGIV) в соответствии со статьей 92 (3) (а) и cтатьей 92(3)(с) Договора о Европейском союзе (13). Эти статьи предусматривают два запрета на оказание помощи: когда она подрывает или может подорвать принцип свободной конкуренции, или когда идет во вред производству определенных видов товаров. Кроме того, Европейская комиссия оказывает давление на национальных политиков с тем, чтобы при определении районов они принимали во внимание задачи Структурных фондов. В своем подходе к определению регионов Евросоюза стремится учитывать стоящие перед ним задачи и пользоваться, насколько возможно, простой системой четко определенных критериев, осознавая в то же время, что этот процесс подвержен сильному политическому давлению.

Несмотря на кажущийся антагонизм понятий наднациональности и субсидиарности, в европейской политике они являют собой противоречивое единство. В настоящее время использование принципа субсидиарности ограничено. Он не охватывает в равной степени все уровни. Как следует из данной статьи, есть все основания для применения субсидиарности к отношениям между наднациональным, трансрегиональным, национальным, и региональным уровнями управления. Однако, определяя принцип субсидиарности, Маастрихтский договор о Европейском союзе вообще не упоминает регионы, то есть формально пока речь идет лишь о Евросоюзе и его государствах-членах.

Четкое разграничение компетенций между тремя уровнями (европейским, национальным и региональным) отсутствует. Если бы оно существовало, европейцам легче было бы проводить различие между политикой и программами Европейского союза, с одной стороны, и национальной политикой – с другой. Однако приоритет в определении и даже изменении полномочий институтов Евросоюза государства-члены настоятельно стремятся сохранить за собой.

В процессе практической деятельности и законотворчества происходит и, видимо, будет и далее происходить более явное разграничение областей компетенции властей европейской, национальной и региональной. При этом, как и в других сферах (например, в правовых вопросах, где существуют национальные нормы, право Европейского союза постоянно расширяет границы своего применения), границы между ними останутся достаточно подвижны. Вовлеченность в европейский интеграционный процесс регионов пока, в целом, не слишком значительна. (14) Тем не менее, можно уловить тенденцию более активного политического выхода региональных акторов на наднациональный уровень.

Уровень экономического развития европейской страны не связан напрямую с развитием самоуправления или субсидиарностью. Тем не менее, он оказывает существенное влияние на соответствующие процессы, поскольку одной из характерных черт региональной политики в рамках Евросоюза является охват ею различных отраслей экономики, из чего неизбежно следует, что различные департаменты центрального правительства имеют интересы в регионах.

Природа региональных проблем такова, что она требует участия в их решении целого ряда национальных министерств и ведомств, различных организаций регионального уровня, а также частного сектора экономики. В результате при прочих равных условиях уровень субсидиарности в управлении по мере развития регионов возрастает.

Как показывают опросы общественного мнения в странах-членах Евросоюза, проводимые изданием «Евробарометр» (Eurobarometer Mega Survey), развитые и оформленные с точки зрения управления регионы – важный фактор, способствующий усилению наднациональности. В странах, где процесс политической регионализации имеет законченную форму, в отличие от стран, где он не был завершен (или носил сугубо административный характер) доля граждан, желающих иметь гражданство региональное и европейское составляет 4,5%, а в других странах Евросоюза – таковых 2,8% (15). Таким образом, меньшая приверженность своему региону компенсируется у некоторой части граждан национальными чувствами. В этом смысле принцип субсидиарности отвечает объективной закономерности: большая сосредоточенность усилий европейцев на региональных проблемах может способствовать осознанию ими своей субнациональной идентичности.

Исторический опыт Западной Европы, где общественная жизнь основана на гарантиях частной собственности, благоприятствует формированию субсидиарного подхода к решению существующих проблем, поскольку частная собственность как ведущий социальный институт позволяет человеку распоряжаться своим достоянием, не ставя его в жесткую зависимость от вышестоящих структур. Созданию благоприятной среды для развития частного предпринимательства, так называемой бизнес-среды, уделяется особо пристальное внимание в региональной политике Европейского союза, и на это выделяются значительные средства из бюджета объединения.



1 Договор о Европейском союзе: консолидированная версия. М., 2001. С.48

2 Например, для Великобритании, которая видела в принципе субсидиарности охрану национального суверенитета и возможность избежать чрезмерного втягивания в дела других стран-участниц; и для европейского руководства, для которого субсидиарность это, по сути, – принцип еврофедерализма.

3 Эту идею можно считать католического происхождения. Папа Пий ХI так пояснял смысл субсидиарности: «Должен оставаться непоколебимым следующий принцип социальной мудрости: как не дозволено, с целью передачи обществу, отнимать у отдельных лиц то, что последние могут выполнить собственными силами и мерами, так нельзя и передавать более значительному сообществу то, что может быть сделано меньшими и более слабыми людскими сообществами. Нарушение этого правила послужило бы во вред обществу, и было бы вопиющим препятствием для правильного порядка, потому что оправданной целью всякого вмешательства в общественные дела является подкрепляющая помощь членам социального организма, а не разрушение и поглощение». См. подробнее: Pius XI Quadraqesimo Anno. 1931 encyclica.// Anderson R. Between Two Wars: The Story of Pope Pius. 1978.

4 Ж.Делор начал изучать идею субсидиарности с того момента как стал председателем Европейской комиссии.

5 Цитируется по: Dinan D. Ever Closer Union: An introduction to European Integration. L., 1999. P.158

6 Так, автор считает субнациональным любой уровень «ниже» национального (регионы, земли коммуны, города, районы городов и так далее).

7 Например, даже в пределах одной страны – в Соединенном Королевстве – структура управления регионами собственно в Англии, существенно отличается от той, что существует в Северной Ирландии, Шотландии и Уэльсе.

8 .nv2145

9 Бусыгина И.М. Концептуальные основы европейского регионализма: Проблемы европейского регионализма// Доклады Института Европы РАН. №61. М.,1999.

10 Bachtler J. Regional Policy in Europe: Which Way Forward?// Europe – Towards the Next Enlargement. L., 1999; Bachtler J., Downes R. Regional Development in the Transition Countries: A Comparative Assessment, European Planning Studies. December. 1999; The Impact of EU Enlargement on Economic and Social Cohesion// Report to the European Commission (DGXVI). Glasgow, 1997.

11 См.: Wishlade F. Competition Policy or Cohesion Policy by the Back Door. The Commission Guidelines on National Regional Aid// European Competition Law Review. 4 July. 1998.

12 См.:Wishlade F., Yuill D., Taylor S. Economic and Social Cohesion in the European Union: The Impact of Member States’ Own Policies // Regional Development Studies. No. 29. 1998. Luxemburg.

13 См.: European Community Treaties Including the European Communities Act. L., 1977. P. 89.

14 См.: Бусыгина И.М. Стратегии европейских регионов в контексте интеграции и глобализации. М., 2002. С.66.

15 См.: Eurobarometer Mega Survey –1996 //The development of National, Subnational and European Identities in the European Communities. No.4. 2000 (www.portedeurope.).

Политика35
Жизнь19
Культура5
Экономика7
История международных отношений11
Речи и выступления8
Дружба народов1
Здоровье1
Энергетические ресурсы1
Бизнес1
Светская хроника1
Путешествия1
Энергетическая дипломатия1
Студенческая жизнь1
ООН2
Ситуация в Ираке2
СТРАНИЦА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ
НОВОСТИ
ЖУРНАЛ
ОБЗОР ПРЕССЫ
ГОСТЬ ПОРТАЛА
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
ФОРУМЫ
О ПРОЕКТЕ
АРХИВ
ГАЗЕТА "МЕЖДУНАРОДНИК"
Поиск по сайту:
Логин:
Пароль:
 
© "Международник.Ру" 2004–2005
Лицензия Росохранкультуры Эл ФС 77-20365 от 03 марта 2005 года
Лицензия Росохранкультуры ПИ ФС 77-19567 от 03 марта 2005 года
Учредитель: ООО "Международник"
Автор идеи и издатель: Анатолий Баташев
Письмо в редакцию: info@mezhdunarodnik.ru
Информация о разработчиках
Rambler's Top100  HotLog online dating service
HotLog