На главную Карта сайта Электронная почта
Международник.Ру
НОВОСТИЖУРНАЛОБЗОР ПРЕССЫФОРУМЫО ПРОЕКТЕ
«МЕЖДУНАРОДНИК»
№ 10 (785) - июнь 2004 года
Хосни Мубарак стал Почетным доктором МГИМО | Бернадетт Ширак лично поздравила российско-французскую магистратуру с 10-летием | 3-й конвент РАМИ | Перипетии Познера | Владимир Потанин: "Я всегда ощущал ответственность за людей" | Уроки мастерства от Сергея Брилева
эксклюзивное интервью
Скворцов Ярослав Львович
Декан факультета Международной журналистики МГИМО (У)
ЖУРНАЛ
 Распечатать

Режим государственной границы в дореволюционной России

2004-08-30 13:15:08

Дореволюционное русское законодательство, регламентировавшее режим государственной границы, рассматривало территорию государства как пространство земли и вод, на которое распространялась суверенная власть.

Эти границы определялись международными трактатами и являлись предметом регулирования международного права. Границами территории государства определялся предел фактического властвования государства, при этом сухопутная граница, отмечавшаяся обычно особыми пограничными знаками, устанавливалась договорами между смежными государствами, определявших порядок демаркации и изменения границ.

В море, в соответствии с международным признанным обычаем власть прибрежного государства распространялась на пространство в три морских мили от линии большего отлива.

Порядок сношения между государствами по сухопутной границе и на пограничных реках, в том числе условия взаимодействия чиновников пограничных, полицейских и судебных ведомств регламентировался конвенционным путем. Так, например, в соответствии со статьей 15 Конвенции между Россией и Пруссией 1857 года «О соединении Санкт-Петербургско – Варшавской железной дороги с Берлино- Кенигсбергской железной дорогой» все полицейские и таможенные меры на пограничной территории каждого из государств, подписавших Конвенцию, представлялись усмотрению каждого из правительств с тем, чтобы определяться по их предварительному взаимному согласию.

Фактическое властвование государства в пределах своей территории состояло из двух компонентов:

1) полновластие над людьми в пределах своей территории – территориальное право;

2) право распоряжаться землей и находящимися на ней постройками, сооружениями и вещами для общественных целей и к общей пользе – вещное право, вытекавшее из публичного, а не частного права и потому имевшее приоритет над последним в случае конфликта между ними. Однако при некоторых экстраординарных обстоятельствах такое полновластие распространялось и вне пределов территории Российской империи. К примеру, во время польского восстания 1831 г. прусское правительство разрешило русским войскам преследовать и уничтожать отступавших польских инсургентов на всей территории Восточной Пруссии.

Взаимосвязь между проживавшими на территории дореволюционной России лицами и государством называлась подданством, причем подданство в России приобреталось рождением на основе так называемой национальной системы, т. е. права и обязанности родившегося вытекали из подданства родителей. Подданство также могло приобретаться для женщин браком с русским подданным, для детей – узаконением иностранцев подданными империи (натурализация). Юридическое правоотношение между русским подданным и государством складывалось из права подданного находится в пределах государства и обязанности государства оказывать ему защиту и за пределами этого государства. В статье 76 главы "О правах и обязанностях российских подданных" Основных законов Российской империи устанавливалось, что "каждый российский подданный имеет право свободно избирать место жительства и занятия, приобретать и отчуждать имущество и свободно выезжать за пределы государства. Ограничения в этих правах устанавливаются государством". Право же подданного на пересечение границы корреспондировало его обязанности выполнить ряд требований закона, регулировавшего порядок такого пересечения границы. В общих чертах этот порядок заключался в следующих положениях.

Особый режим государственной границы дореволюционной России регламентировался таможенным законодательством, а деятельность по применению этого законодательства по отношению к передвигавшимся через границу лицам (русским подданным и иностранцам), транспортным средствам и грузам именовалась, согласно административно-правовой терминологии тех лет, полицией передвижения. Ее задачами были предупреждение и пресечение нарушений таможенных и паспортных правил, а также государственных преступлений и непосредственно связанных с этими правонарушениями.

Такой усиленный надзор вызывался, прежде всего, стремлением государства обеспечить свои фискальные интересы с тем, чтобы казна не страдала от пропуска каких-либо вещей и товаров без обложения их пошлиной. Учитывались и интересы русской промышленности, желавшей устранить конкуренцию своим изделиям со стороны иностранных производителей. Надзор обеспечивал также интересы здравоохранения, когда санитарные, карантинные и ветеринарные службы империи через контроль на границе стремились предотвращать проникновение в империю из-за рубежа эпидемий и эпизоотий. Однако, как это подчеркивалось ранее, эти меры с 1870 – х гг. были также ориентированы, прежде всего, на борьбу контрабандой оружия, взрывчатых веществ и пропагандистской литературы.

Для создания условий быстрейшего задержания:

- иностранных товаров со времени их перемещения через границу, пока они еще находятся в распоряжении контрабандиста и не успели еще проникнуть во внутренний торговый оборот;

- российских или иностранных подданных, стремившихся нелегально пересечь государственную границу,

таможенным и пограничным властям, вдоль границы было выделено некоторое пространство, называемое таможенной и пограничной чертой.

Российское дореволюционное законодательство не давало точного определения понятия "таможенная черта". Однако из общего смысла статей таможенных уставов по европейской и азиатской торговле можно сделать вывод о том, что закон понимал под этим определением сферу самостоятельных полицейских действий таможенных властей по обнаружению и преследованию контрабанды, задержанию предметов контрабанды и самих контрабандистов .

Пределы этой черты колебались в зависимости от местности и объекта действия таможенного надзора. В Царстве Польском общее пространство таможенной черты составляло 21 версту, Виленской, Ковенской и Курляндской губерниях – 30, в западных и Бессарабской губерниях – 50, в Сибири – 100. Для некоторых специальных полицейских действий таможенного надзора опять же были определены особые границы. Например, для производства дознаний по делам о контрабанде, проведения обысков и выемок в жилых помещениях по делам о контрабанде в Царстве Польском таможенными чиновниками без участия общей полиции, было установлено пространство в 875 сажень от границы (статья 1604 Таможенного устава). Для производства обысков и выемок с участием полиции – на всем протяжении границ империи (кроме Царства Польского) – 100 верст.

Кроме понятия "таможенной черты" в законе встречалось также понятие "пограничной черты". Так называлась небольшая полоса вдоль границы, где располагались отряды пограничной стражи финансового ведомства империи. Она подразделялась на 2 вида: в пределах 2 верст от границы пограничная стража устанавливала свои посты, дозоры и секреты и в пределах 7 верст от границы внутрь страны она осуществляла контроль границы путем объездов и разъездов (статья 107 Таможенного устава). В пределах морской таможенной полосы шириной в 3 морских мили вдоль русского берега как на материке, так и на островах все иностранные и русские суда подлежали таможенному и пограничному контролю. Преследование и задержание контрабандистов в зоне пограничной черты допускалось лишь по согласованию с пограничными властями, чтобы не создавать опасности для жизни людей, находившихся в ее пределах. К примеру, в 1877 году на одном из участков западной границы произошел инцидент, когда земской стражник, засев без предупреждения пограничной стражи в ночной секрет, ранил из револьвера нижнего чина пограничной стражи, преследовавшего контрабандистов.

Переход и переезд границы Российской империи допускался только в местах расположения таможен, таможенных застав и переходных пунктов, пересечение границы в других местах было запрещено. В таких случаях пограничная стража была обязана задержать нарушителя и в случае неповиновения употребить оружие (статьи 278, 279 Таможенного устава 1892 г.). Пропуск через границу разного звания лиц, их вещей и товаров мог быть осуществлен только после таможенного досмотра (статья 248 Таможенного устава).

Чины Отдельного Корпуса Жандармов, осуществлявшие на границе паспортный контроль, были обязаны удостоверяться в личности каждого лица, пересекающего границу, и в его праве на такое пересечение. В законе был установлен целый ряд ограничений на въезд и выезд из России. Например, выезд из страны запрещался всем, находившимся под надзором полиции, русским подданным моложе 20 лет и т. д. Въезд в Россию запрещался целому ряду внесенных в особый список лиц, проживавших за границей, ввиду их неблагонадежности, цыганам, праздношатающимся и т. д. (статьи 264, 267 и др. Устава о паспортах 1890 года).

Право иностранца на въезд в Россию удостоверялся паспортом, который российской миссией или консульством за рубежом или визой (засвидетельствованием) этих учреждений на национальном паспорте иностранца Российским подданным заграничные паспорта выдавались губернаторами. Пограничные жители, т. е. лица, проживавшие в пределах 21 версты от границы с сопредельным государством, пропускались за рубеж по т. н. легитимационным билетам, которые выдавались местными городскими или сельскими начальниками (бургомистрами, войтами и пр.). Такие билеты не выдавались лицам, состоявшим под судом, следствием или полицейским надзором (ст. 897 Таможенного устава, ст. 315 Устава о паспортах).

Для пограничных жителей в Российской империи существовали довольно серьезные стеснительные условия проживания в приграничных местностях. Как указывалось выше, таможенные чиновники были вправе беспрепятственно производить обыски и выемки в их жилых домах в пределах 875 саженей от границы в Царстве Польском с Германией и Австрией. Порой это приводило к прямому произволу со стороны государственных властей. Например, директор Департамента таможенных сборов финансового ведомства империи в 1895 году направил в Отдельный корпус пограничной стражи циркулярное письмо. В нем сообщалось, что один из командиров бригад во время учебных сборов на занятиях в одном пограничном местечке, жители которого занимались контрабандным промыслом, приказал в тренировочных целях произвести обыск в жилых и нежилых помещениях. Директор указал на недопустимость такой практики, т. к. обыск жилых помещений как крайняя мера допускался лишь при наличии основательных подозрений о сокрытии в них предметов контрабанды.

Пограничные жители были обязаны оказывать таможенным чиновникам, пограничной страже и полиции содействие в исполнении ими своих обязанностей (ст. 1599 Таможенного устава).

Следует отметить, что указанные меры полиции передвижения на границах империи были тесно связаны с предупредительными мерами русского правительства на всей территории империи. Усиление революционно-подрывной деятельности в семидесятых годах XIX в., ставшие систематическими случаи совершения государственных преступлений, явного неповиновения и сопротивления властям, вызвали необходимость принятия особых мер к ограждению общественного спокойствия и безопасности. В создании этой системы мер принимали самое непосредственное участие III Отделение и, позднее, Департамент полиции МВД империи.

По высочайшему повелению 8 августа 1878 года офицерам Отдельного Корпуса Жандармов, а в случае их отсутствия полицеймейстерам и исправникам было предоставлено право ареста лиц, преследуемых за участие не только в государственных преступлениях, но и за уличные беспорядки и сходки. За сопротивление при производстве обысков и арестов виновные предавались военному суду. Тогда же последовало повеление, предоставлявшее чинам общей полиции и офицерам Отдельного Корпуса Жандармов свободный доступ на все фабрики и заводы. Именным высочайшим указом от 9 августа 1878 года было велено лиц, обвиняемых в вооруженном сопротивлении властям или нападении на военнослужащих и полицейских при исполнении ими своих служебных обязанностей, если эти преступления сопровождались убийством, покушением на убийство, нанесением ран, увечий, тяжких побоев или поджогов, предавать военному суду для осуждения по законам военного времени.

Для прекращения усилившегося наплыва в крупные промышленные центры лиц, уклонявшихся от прописки своих паспортов и представлявших опасность для порядка, повелением от 16 марта 1879 г. Санкт-Петербургскому и Одесскому градоначальникам, Московскому обер-полицмейстеру, Киевскому, Харьковскому и Таврическому губернаторам были предоставлены особые полномочия по наложению взысканий на виновных как в уклонении от прописки, так и в недонесении о проживавших без прописки лиц. В 1879 году генерал-губернаторам для охранения спокойствия и пресечения государственных преступлений было предоставлено право издания обязательных постановлений с возможностью наложения на виновных таких административных взысканий как арест до 3 месяцев или штрафа до 300 рублей.

Дальнейшее укрепление мер безопасности и порядка в Российской империи было вызвано чередой террористических актов "Народной Воли", кульминацией которых явилось убийство императора Александра II 1 марта 1880 г.

4 сентября 1881 года Александром III был подписан указ об издании Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия, в соответствии с которым административной власти на местах были предоставлены широкие полномочия в деле предупреждения и пресечения антигосударственной деятельности. Задуманные как меры чрезвычайного, а потому временного характера, эти положения применялись на всем пространстве Российской империи до февраля 1917 года. Общее руководство применением этих мер на практике было возложено на МВД империи. Министр внутренних дел был наделен правами отмены решений губернского руководства, а также самостоятельного принятия необходимых мер для предупреждения и пресечения антигосударственной деятельности. На местах генерал-губернаторам и губернаторам было предоставлено право издания обязательных постановлений, в соответствии с которыми в определенных местностях вводились правила учета населения, о внутреннем наблюдении в пределах владений, правила по уличному надзору.

Правила об усиленной охране действовали по всему периметру пограничных губерний дореволюционной России и, таким образом, наряду со специальными положениями о погранично-таможенном режиме образовывали особый правовой фон для эффективной деятельности полицейских сил по обнаружению, предупреждению и пресечению государственных преступлений в приграничной зоне империи. Так, в декабре 1908 года полиция г. Винница получила сведения о том, что на окраине этого города в доме некоего Дорошенко находились незарегистрированные в полиции постояльцы. К дому прибыла полицейская команда во главе с помощником исправника и жандармским офицером. На законное требование представителей власти к постояльцам выйти наружу и предъявить документы, удостоверявшие их личность, раздались револьверные выстрелы. В ходе обоюдной перестрелки вспыхнула кровля дома, после чего раздался истеричный женский крик: "Прощай, Анархия! Прощай, Россия!" и прозвучали два сухих револьверных выстрела. При дальнейшем осмотре дома были обнаружены трупы мужчины и женщины, которые покончили с собой, а также большое количество оружия, боеприпасов к нему и пропагандистской литературы, нелегально доставленных из-за границы.

Таким образом, по нашему мнению, можно констатировать, что к началу ХХ века в России сложилась обладавшая внутренним единством система общих и специфических правовых условий предупреждения и пресечения государственных преступлений на границах империи. Эта система объединяла в себе общеправовые условия деятельности государственной политической полиции, специальные правовые требования режима государственной границы, включая международно-правовую регламентацию такого режима, особые правила обеспечения общественной безопасности, вызванные необходимостью преодоления массовых и систематических беспорядков в отдельных местностях империи. Цементирующим элементом этой системы являлась деятельность МВД Российской империи, выполнявшего функции координации и контроля деятельности всех ведомств на границах государства.

 

Политика32
Жизнь13
Культура3
Экономика4
История международных отношений11
Речи и выступления4
Украина3
Борьба с террором14
Спорт1
Объединенная Европа1
Киотский протокол1
История успеха2
Внешняя политика России3
Образование1
Спецслужбы2
Центральная Азия1
"ЯРМАРКА ПОСОЛЬСТВ НА ВВЦ"
НОВОСТИ
ЖУРНАЛ
ОБЗОР ПРЕССЫ
ГОСТЬ ПОРТАЛА
ДИПЛОМАТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
ФОРУМЫ
СТРАНИЦА ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ
О ПРОЕКТЕ
АРХИВ
ГАЗЕТА "МЕЖДУНАРОДНИК"
Поиск по сайту:
Логин:
Пароль:
 
Разработка проекта: PIAR.RU
Письмо в редакцию: info@mezhdunarodnik.ru
"Международник.ру" зарегистрирован как СМИ.
Свидетельство Эл №ФС 77-20365 от 03 марта 2005.
Выдано Федеральной Службой по надзору за соблюдением законодательства в сфере
массовых коммуникаций и охране культурного наследия.
Rambler's Top100  HotLog online dating service
HotLog